Четыре "Я" Лады Лузиной

   
     

 

Лада Лузина

 

Владислава Кучерова

 

 

Гена Б.

 

Я - влюбленная 

 

Kr: Что может позволить себе Лада Лузина, а не может Владислава Кучерова и наоборот?
Л.Л.: Я рада, что однажды мне представился случай вытащить эту персону - Владиславу Кучерову, которая была очень домашним вариантом – появлялась только на почте, при получении гонораров, там, где нужен паспорт… Иногда я даже забывала, что меня так зовут. Поэтому, когда «Женский журнал» предложил мне подписывать материалы своим настоящим именем, это позволило мне выкристаллизовать в себе некий новый персонаж. И мне такая «я» очень нравится. Она очищена от эпатажности, шоу, которые мне, как Ладе Лузиной словно бы вменялись в обязанность. У Владиславы появились ограничения, и я почувствовала себя более… свободной и смогла покопаться в себе в этом направлении. Потому мне эта книжка очень дорога.  
 Кучерова не может себе позволить все то, чего не может позволить обычная среднестатистическая женщина. Быть такой для меня – большая экзотика. Оказаться в жанре, который я никогда в себе не раскапывала, приятно и интересно.

Kr: Это эволюционный путь или революционный? Вы отстранились от Лады Лузиной?
Л.Л.: Именно в этих текстах – да.

Kr: А в художественных образах, там кто?
Л.Л.: Там другие мои персонажи. Меня много и каждое мое «я» стремится реализоваться.

Kr: А сколько это – много?
Л.Л.: Как минимум – четыре. Первая – Лада Лузина. Она сука и у нее нет границ. Есть «минус» бесконечность, и она может пойти туда. У нее вообще не так уж давно появились хоть какие-то табу. Я знаю, что если бы я-вся ей их не поставила, она могла бы зайти о-о-очень далеко. Главное табу – не делать то, от чего никому не станет лучше - не принесет никакого позитивного результата. Не делать шоу – лишь ради шоу, по принципу «Вот я какая, посмотрите на меня!». Не делать того, что ей интересно, а ее интересуют много вещей за чертой, например, сатанизм. Ей позволено только интересоваться этим, но не позволено идти дальше…

Kr: В чем сила такого диктата?
Л.Л: Это легко. Я человек, родившийся без табу, - вот это хорошо, это плохо, это стыдно. Меня часто заносило. Скажем, только лет в двадцать я научилась говорить «пожалуйста» перед тем как попросить что-нибудь. Поэтому табу, которые ограничивают Ладу Лузину сейчас – не навязанные социумом, а ее собственные, появившиеся вследствие опыта, ее внутренних трагедий, проблем. Некие буйки, которые я поставила себе после того, как заходила слишком далеко и делала выводы.
Я понимаю, что меня слишком часто прощали - незаслуженно часто. Отбирая для книги свои скандальные интервью, перечитывая их, я думала: «Боже, какой ужас!» Сейчас бы я так, наверное, уже не писала. Люди, которые вспоминают ту эпоху, говорят обо мне слишком хорошо. Я не могу понять, как некоторые, про кого я писала и сознательно, исключительно из вредности била их по болевым точкам, вообще со мной разговаривают… А потом раз – и не простил кто-то, кто тебе дорог.
Я привыкла к прощению, а вдруг оказалось, что есть вещи, которые не простят никогда. И ты теряешь дорогого человека, который уже никогда не вернется в твою жизнь. Когда такие отношения рушатся раз, второй, третий, начинаешь понимать, что ты – не пуп земли, нужно уметь быть благодарной и помнить об этом, хотя бы для того, чтоб понимать, как устроен мир. За отсутствие благодарности тебя наказывают даже сверху.

Kr: Сейчас вы используете слово «я». Это что-то обобщенное?
Л.Л.: Да. Это мой центр управления (смеется). Так вот, вторая «я» - Владислава Кучерова, такая себе «девочка под  елкой», нежная, ранимая и трогательная – ее позволено видеть только близким, потому что только они способный любить меня такой.
Третья «я» - это «Гена Б.», т.е. «гений будущий». Его не интересует ничего, кроме творчества, самореализации, философии, религии… Это опасное «Я», в котором мне пришлось прожить прошлый год. С остальными «я» оно очень конфликтует, убивает их. Особенно с Ладой Лузиной – они антагонисты, у них диаметрально противоположные потребности. «Гена Б.» - это жизнь в монастыре – существование запоем. Когда ты идешь туда, все прочее становится настолько мелким и неважным, что возникает угроза отсечения и потери всего – начиная от работы и заканчивая близкими. Но я стараюсь, натягивая эти связи до предела, все же не обрывать, как раньше…
Четвертое «я» - влюбленное. Когда я влюбляюсь, все три остальных «я» дружно летят в тартарары. Оно сейчас наиболее нереализованное, более того – собственноручно запертое мной в тюрьму.

Kr: А есть какие-то разграничения: это – друзья Лады, это Владиславы?
Л.Л.: Ради друзей я могу многое отодвинуть, если это действительно будет нужно. Я долго очерчивала для себя кодекс дружбы… Вытирать кому-то постоянно сопли я б не смогла, но у меня и друзья не такие – им это не нужно. Это люди, которые прошли со мной через жизнь, чьи недостатки я знаю так же хорошо как достоинства. Люди, которые помогали мне столько раз, что за это им очень много можно простить…

Но это рассуждения Владиславы Кучеровой. Ладе Лузиной друзья не нужны в принципе – ей нужны поклонники. «Гене Б.» - тоже не нужны, это «я» решает проблемы бога-народа. А «Я-влюбленная», так она всех пошлет ради любви. Оттого я ее и боюсь. Она единственная, которой мое целостное «я» не управляет. Поэтому последнее время я свободы ей не даю. Мое четвертое «я» сидит за решеткой уже примерно лет пять. Для меня любовь – это потеря себя, а потеря себя – самой страшное.

Kr: А своих героинь вы пишете с себя?
Л.Л.: Не совсем так, - я наделяю их не своими качествами, а своими проблемами, которые хочу решить. Например, еще одна актуальная для меня тема – монашество. Видимо, единственный выход отправить в монастырь одну из своих героинь, что я и планирую сделать.

 

 

 

 

 

 

 

 

Kr: То есть творчество – это способ самореализации?
Л.Л.: Точнее способ самопознания.

Kr: А чего вам не хватает в жизни?
Л.Л.: Миллионного тиража. Денег тоже вроде бы не хватает, но я достаточно спокойно к ним отношусь. И вообще моим четырем «я» постоянно чего-то не достает: вот, Гений Будущего сидит, пишет, а у Лады Лузиной нет новых сапог…

«Книжник-review». Беседу поддерживала Татьяна Щербаченко.
2005 г

 

 

 
 
 

 

НОВАЯ КНИГА ЛУЗИНОЙ И ЖАДАНА 'ПАЛАТА №7' ОБРЕЧЕНА СТАТЬ СЕНСАЦИЕЙ ЛИТЕРАТУРНОГО СЕЗОНА 

Представить под одной обложкой самую успешную писательницу страны и культового украинского автора не мог никто. 


ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

«…набором довольно распространенных, вполне земных и жизненных эпизодов рисуется картина, парадоксальным образом отсылающая читателя прямиком ко всему неземному, философскому и духовному. В книге нет ни слова о смысле жизни, но, едва дочитываешь последний абзац, не можешь избавиться от навязчивых мыслей о собственном следе в чьей-то судьбе, о том, все ли сделал для близких, о том, не прозябаешь ли ты бессмысленно и не гробишь ли свой талант» 


ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

«Влюбившись, мы честно пытаемся заглянуть другому в душу, словно в окно. Но чаще всего видим лишь свое собственное отражение в оконном стекле. Отблеск собственного света, который слепит нам глаза, не позволяя разглядеть другого...» Лада Лузина 

«Як усе це переповісти? Наша мова легко нам зраджує, вона живе своїм життям, незалежно від нас, лише віддалено відтворюючи те, що ми насправді хотіли сказати, що ми дійсно мали на увазі.» Сергій Жадан 


КУПИТЬ
ОТЗЫВЫ


ЛАДА ЛУЗИНА ЗАНЯЛА 1 МЕСТО ИЗ 25 САМЫХ УСПЕШНЫХ ПИСАТЕЛЕЙ УКРАИНЫ! 2011-2012


 

Музей Нового года: старые новогодние игрушки, открытки, гадания 

КУПИТЬ КНИГИ С АВТОГРАФАМИ МОЖНО ЗДЕСЬ!:  


НОВЫЙ РАССКАЗ ЛАДЫ ЛУЗИНОЙ 'НОЧЬ ГОРОДА'